Рейтинг@Mail.ru
Сергей Слонимский
Современные композиторы - Россия

Сергей Слонимский, композитор

Сергей СлонимскийСергей Михайлович Слонимский - российский композитор, музыковед, пианист, педагог, кандидат искусствоведения (1963), профессор (1976), член Союза Композиторов СССР.

Биография.

1932 г.     Родился в Ленинграде в семье известного писателя М. Л. Слонимского
1939 г.     создание первых сочинений
1955 г.     окончание ЛГК по классу композиции профессора О. А. Евлахова
1956 г.     окончание ЛГК по классу фортепиано профессора В. В. Нильсена
1957 г.     премьера первого симфонического сочинения - "Карнавальной увертюры" (СО ЛГФ, дирижер - А. Янсонс)
1959 г.     начало педагогической деятельности (преподавание музыкально-теоретических дисциплин в ЛГК)
1962 г.     премьера Первой симфонии (СО ЛГФ, дирижер - А. Янсонс)
1963 г.     премьера первого вокально-симфонического сочинения - "Песен вольницы" (Большой зал ЛГФ - СО ЛГФ, дирижер - А. Янсонс, солисты - Н. Юренева, А. Храмцов)
1963 г.     премьера Фортепианной сонаты (Малый зал ЛГФ, А. Аронов)
1966 г.     премьера Концерта-буфф для камерного оркестра (Малый зал ЛГФ - КО ЛГФ, дирижер - Э. Серов)
1967 г.     премьера кантаты "Голос из хора" на стихи А. Блока (БЗК- Республиканская академическая русская хоровая капелла, ГСО СССР, дирижер - Г. Рождественский)
1967 г.     начало преподавания композиции в ЛГК
1967 г.     премьеры первой оперы - "Виринея" (Ленинград, МАЛЕГОТ: постановка - М. Шапиро, дирижер - Э. Грикуров; Москва, МАМТ: постановка - Л. Михайлов, дирижер - К. Абдуллаев; Куйбышев, КГТОБ: постановка - В. Фиалковский, дирижер - И. Айзикович)
1971 г.     премьера первого балета - "Икар" (Москва, Кремлевский дворец съездов, ГАБТ: постановка - В. Васильев, дирижер - А. Жюрайтис)
1972 г.     премьера I части оперы "Мастер и Маргарита" (Концертное исполнение - КХ ЛГК, КО ЛГАТОБК, дирижер - Г. Рождественский)
1976 г.     присвоение ученого звания профессора
1979 г.     премьера Симфонии № 2 (Большой зал ЛГФ - ЗКР, дирижер - Г. Рождественский)
1980 г.     премьера оперы "Мария Стюарт" (Куйбышев, КГТОБ: постановка - О. Иванов, дирижер - Л. Оссовский)
1983 г.     присуждение Государственной премии им. М. И. Глинки
1983 г.     премьера Симфонии № 4 (Куйбышев - СО КГФ, дирижер - В. Нестеров)
1986 г.     премьера Симфонии № 6, Симфонии № 7 (БЗФ - ЗКР, дирижер - В. Понькин)
1987 г.     присвоение почетного звания Народного артиста РСФСР
1993 г.     премьера оперы "Гамлет" (Красноярск, КрГТОБ: постановка - Е. Бузин, дирижер - А. Чепурной; Самара, САТОБ: постановка - Б. Ребикин, дирижер - В. Коваленко)
С 1993 г.     академик (действительный член Российской Академии Образования)
1995 г.     премьера Симфонии № 10 "Круги Ада" по Данте (БЗФ - ЗКР, дирижер - Р. Мартынов)
1995 г.     премьера фортепианного цикла "Двадцать четыре прелюдии и фуги" (МЗФ, Т.Загоровская)
1995 г.     лауреат премии правительства Санкт-Петербурга
1999 г.     премьера оперы "Видения Иоанна Грозного" (САТОБ: постановка - Р. Стуруа, художественный руководитель и дирижер - М. Ростропович)
2002 г.     присуждение Государственной премии России за Виолончельный концерт, Еврейскую рапсодию, "Петербургские видения" и Симфониетту.
2002 г.     В том же году С. Слонимскому присуждена Царскосельская художественная премия
2003 г.     премьера балета в 1-м акте "Принцесса Пирлипат или наказанное благородство" по Э. Т. А. Гофману: (Мариинский театр: либретто, постановка и сценография - М. Шемякин, художественный руководитель и дирижер - В. Гергиев)
2003 г.     получение Командорского Креста Ордена за заслуги республики Польша
2004 г.     премьера Реквиема и Симфонии № 11 (посвященной М. Шемякину), (БЗФ, СПб Капелла, дирижеры - В. Чернушенко, А. Чернушенко).
2005 г.     премьера балета в 2-х актах "Волшебный орех" по Э. Т. А. Гофману: (Мариинский театр: либретто, сценография - М. Шемякина, хореография Д. Пандурски (Болгария), дирижер М. Синькевич).

С. М. Слонимский родился 12 августа 1932 года в Ленинграде в семье писателя М. Л. Слонимского (член группы «Серапионовы братья») и Иды Исааковны Каплан-Ингель.  Будущий композитор унаследовал духовные традиции русской демократической творческой интеллигенции. С раннего детства он помнит близких друзей отца: Е. Шварца, М. Зощенко, К. Федина, рассказы о М. Горьком, А. Грине, атмосферу напряженной, трудной, драматичной писательской жизни. Все это быстро расширяло внутренний мир ребенка, учило смотреть на мир глазами писателя, художника. Острая наблюдательность, аналитичность, четкость в оценках явлений, людей, поступков - постепенно развили в нем драматургическое мышление.
Автор многих сочинений, Слонимский непредсказуем в каждом новом из них.

Заниматься композицией начал в возрасте 11 лет частным образом с В. Я. Шебалиным. В 1945—1950 годах учился игре на фортепиано у С. И. Савшинского и композиции у Б. А. Арапова и С. Я. Вольфензона, затем — в ЛГК имени Н. А. Римского-Корсакова у О. А. Евлахова (композиция) и В. В. Нильсена (фортепиано). В 1958 году окончил аспирантуру под руководством Т. Г. Тер-Мартиросяна, со следующего года и по сегодняшний день преподаёт в консерватории музыкально-теоретические дисциплины, с 1967 года — композицию. Принимал участие в фольклорных экспедициях, собирал русские народные песни.

В 1943 г. Слонимский купил в одном из московских галантерейных магазинов клавир оперы "Леди Макбет Мценского уезда" - запрещенное произведение Шостаковича сдали в утиль. Опера была выучена наизусть и переменки в ЦМШ оглашались "Сценой порки" под недоуменно-неодобрительные взгляды учителей. Музыкальный кругозор Слонимского рос стремительно, мировая музыка поглощалась жанр за жанром, стиль за стилем. Тем страшнее для молодого музыканта был 1948 год, сузивший мир современной музыки до тесного, ограниченного стенами "формализма" пространства. Как и все музыканты этого поколения, учившиеся в консерваториях после 1948 г., он был воспитан лишь на классическом наследии. Только после XX съезда КПСС началось глубокое и непредубежденное изучение музыкальной культуры XX в. Композиторская молодежь Ленинграда, Москвы интенсивно наверстывала упущечкое. Вместе с Л. Пригожиным, Э. Денисовым, А. Шнитке. С. Губайдулиной они учились друг у друга.

Одновременно важнейшей школой для Слонимского стал русский фольклор. Множество фольклорных экспедиций - "целая фольклорная консерватория", по выражению автора, - прошли в постижении не только песни, но и народного характера, уклада русской деревни. Однако принципиальная художественная позиция Слонимского требовала чуткого вслушивания и в современный городской фольклор. Так в его музыку органично вошли интонации туристских и бардовских песен 60-х гг. Кантата "Голос из хора" (на ст. A. Блока, 1964) - первый опыт сочетания далеких стилей в единое художественное целое, определенный впоследствии А. Шнитке как "полистилистика".

Современное художественное мышление формировалось у Слонимского с детства. Но особенно важными были конец 50 - начало 60-х гг. Много общаясь с ленинградскими поэтами Е. Рейном, Г. Гэрбовским, И. Бродским, с актерами М. Козаковым, С. Юрским, с лениноведом B. Логиновым, кинорежиссером Г. Полокой, Слонимский рос в созвездии ярких талантов. В нем прекрасно сочетаются зрелость и озорство, скромность, доходящая до щепетильности, и смелость, активная жизненная позиция. Его острые, честные выступления всегда доказательны, подкреплены чувством справедливости и огромной эрудицией. Юмор Сергея Слонимского - колючий, точный, приклеивается как меткое народное словцо.

Слонимский не только композитор и пианист. Он блестящий, артистичнейший импровизатор, крупный музыковед (автор книги "Симфонии C. Прокофьева", статей о Р. Шумане, Г. Малере, И. Стравинском, Д. Шостаковиче, М. Мусоргском, Н. Римском-Корсакове, М. Балакиреве, острых и полемичных выступлений по вопросам современного музыкального творчества). Он также педагог - профессор Ленинградской консерватории, в сущности создатель целой школы. Среди его учеников: В. Кобекин, А. Затин, А. Мревлов - всего более 30 членов Союза композиторов, в т. ч. и музыковеды. Музыкально-общественный деятель, заботящийся об увековечении памяти и исполнении незаслуженно забытых сочинений М. Мусоргского, В. Щербачева, даже Р. Шумана, - Слонимский является одним из авторитетнейших современных советских музыкантов.

Сергей Слонимский- крупный мастер ХХ - начала ХХI веков.
С. Слонимский не только успешно развивает традиции отечественного музыкального искусства – Мусоргского, Римского-Корсакова, Стравинского, Прокофьева, – но и  стремится охватить, по возможности, все слои мирового культурного наследия – в сюжетах, образах, темах и литературно-поэтических источниках.

Среди его сочинений – опера «Виринея» о русской деревне дореволюционного времени и опера-баллада «Мария Стюарт» по роману С. Цвейга о трагической судьбе непокоренной королевы Шотландии,оперы «Мастер и Маргарита» по М. Булгакову и «видения Иоанна грозного», «Антигона» по трагедии Софокла, «Гамлет» и «Король Лир» по Шекспиру, балет «Икар» по античному мифу...

Культурное пространство всего мира – это жизненное пространство С. Слонимского. Его открытость миру позволяет синтезировать самые разнообразные стилевые истоки: французский Ренессанс и лихие казачьи песни, подлинные русские церковные напевы и двенадцатитоновые темы, художественную реконструкцию доисторического пения, озвучившего шумеро-аккадский эпос, туристскую и бардовскую песни, джаз, рок-н-ролл... На этой сложной синтетической основе формируется авторский мелос – «сторонника безгранично широкого спектра музыкальной речи».


Личность С. Слонимского так же многогранна, как и его музыка.. Он не только маститый, плодотворно работающий композитор, но и авторитетный педагог, профессор Петербургской консерватории, талантливый музыковед, автор книги «Симфонии Прокофьева», острых и полемичных выступлений по вопросам современного музыкального искусства, талантливый пианист, блистательный импровизатор, поражающий своей энергией музыкально-общественный деятель, неустанно заботящийся обувековечении памяти и об исполнении незаслуженно забытых сочинений – прежде всего отечественных композиторов.

Одной из ведущих сфер творчества С. Слонимского, наряду с оперой, продолжает оставаться симфоническая музыка. На сегодняшний день автор 30 симфоний убежден, что "симфония– самая свободная и естественная форма музыкального излияния. Абсолютно неверно считать, что симфония – это схема. Давно прошли времена давления схемы на совершенно индивидуальные формы воплощения каждый раз новых, правдивых музыкальных мыслей. Мыслей о жизни и об идеале". «…мне кажется, что суть симфонии заключается в том, что это музыкальный дневник человека о нашем времени, о нашей очень страшной эпохе».

О симфонии №6.

Что же касается форм, то они могут быть самые разнообразные — полифонические, гомофонные, сонорные, мелодийные, монодийные. Среди моих сочинений есть
монодийная Симфония № 6. Она одноголосна, почти вся состоит из одного голоса в гипофригийском ладу и в других необычных ладах.

О симфонии №8.

Восьмую симфонию, можно отнести к симфонии мотетной, одночастной. Это своего рода инструментальный концерт для струнных с трубой и колоколами. Большую роль играют четвертитоновые мелодические обороты, также, как и в Десятой симфонии или в Тринадцатой.

Симфония №10.
"Может быть симфония сугубо трагедийная, как, скажем, моя Десятая симфония «Круги ада» по Данте. Её девять частей – это девять кругов. В основе две серии,
которые разворачиваются постепенно, как змеи. В последних двух кругах, в предпоследнем горизонтально, а последнем вертикально, выстраиваясь в аккорды, эти
серии заполняют почти все пространство, будто в путах зла, в путах бесконечного мрака сжимается пространство звучания. А в конце вообще выключается свет в зале, и симфония завершается в полной темноте. Посвящена эта симфония «всем живущим и умирающим в России», то есть нам, тем людям, которые проходят круги ада при жизни и поэтому, быть может, могли бы быть освобождены от ада на том свете, потому что уже испытали это все – так плохо люди живут. Вообще, надо сказать, что для меня главная тема в симфонии — это очень плохая, очень затрудненная и беспокойная жизнь нынешнего порядочного, честного человека. Его неустроенность в мире, одинокость, его непрерывная борьба со всякого рода соблазнами, агрессией, хамством. Вечное противостояние бытовым, идейным проблемам, а также тирании, давлению со стороны власть имущих. Как эта тема, разнообразно воплощается в жизни, как разнообразен сам человек, так разнообразны и в музыке выразительные средства и формы. Симфония не может быть простенькой миниатюрой короткого дыхания. Это должно быть полотно большого дыхания с развитием музыкальных мыслей любых, в том числе мелодийных. Но если они мелодийные, то должны быть в ладовом отношении оргинальные, а не эпигонские; гармонии — индивидуально очерченные, а не взятые из арсенала романтической или прокофьевской гармонии. Если это полифонические средства, то они не должны сводиться к стилизованно неоклассическим формам в их исконном варианте. Мне кажется, что суть симфонии заключается в том, что это музыкальный дневник человека о нашем времени, о нашей очень страшной эпохе. Эпохе разделения людей на отдельные атомы, когда непрерывно происходит, борьба всех против каждого, каждого против всех, всех против всех. Ужасны предательство, давление на индивидуальность, всякого рода преследования честного, благородного, индивидуального в человеке. Если угодно, эту тему можно назвать романтической. Дело в том, что я, скорее неоромантик в музыке, чем неоклассик.

О симфонии №13. Тринадцатая симфония называется «Четыре стасима трагедии», но античная трагедия здесь не обозначена. Ее части — это стасимы, то есть «хоровые» высказывания, выраженные в инструментальной форме.

Симфония №20. "Моя Двадцатая симфония, которая недавно игралась в Петербурге на «Музыкальной Весне», а затем в Москве на съезде композиторов (и позволю себе сказать, была с немалым интересом принята слушателями, в основном молодыми): её первая часть — это сложная, ритмическая и тембровая композиция на одну ноту «до». С одной стороны, это пародия на мини-музыку, даже не пародия, а сатира на мини-музыку. Потому что модная ныне, мини-музыка бравирует тем, что там две — три ноты, один аккорд и так далее. Вот здесь уже предел мини-музыки — одна нота. С другой стороны, оказывается, что на эту одну ноту можно довольно
разнообразно и в ритмическом, и в инструментальном отношении написать даже не просто вариации, а инвенции, чуть ли не сонатную форму построить на одной ноте.

Во второй части звучит контрастная ария, но это не «романс», как писал один глупый критик (извините) в «Музыкальной академии», а симфоническая ария с
линеарным развитием, с очень певучей, длительной мелодией. Вообще, в симфонии все должно длительно развиваться. Ведь особенность симфонии в том, что это
не мелкая форма, а развернутая музыкальная мысль, которая развивается интенсивно, не по количеству времени, а по непрерывности и неповторности развития.

Третья часть – это тройная фуга на три совершенно контрастные хроматические темы, а в конце, в коде, возвращается инвенция на ноте до, уже в виде праздничного заключения. Все струнники встают и в конце зрители видят некий инструментальный театр. Может быть и такое. Это в основном сатирически-
гротесковая симфония. Между прочим, этот жанр есть у Шостаковича в Девятой симфонии, только он иначе выражен, а в некоторых симфониях или их отдельных
частях даже каверзен.

Симфония №21.«Из Фауста Гете». Её замысел появился после знакомства со сценарием фильма (по мотивам поэмы Гете) кинорежиссера Александра Сокурова. Премьера этой симфонии состоялась 17 января 2010 года на III фестивале «Новые горизонты» в Мариинском театре под руководством Валерия Гергиева.

Сергей Слонимский:
«С Александром Николаевичем я дружу давно. Он замечательно поставил в Капелле мою оперу «Антигона» по Софоклу. К сожалению, это было однократное
исполнение, но очень сильное по режиссуре и по музыкальному сопровождению. Александр Николаевич показал мне сценарий к своему фильму «Фауст», который
очень далеко отходит от гетовского первоисточника. Это, в сущности, очень свободные, современные вариации, точнее даже сказать, метаморфозы произведения Гете. Я прекрасно знал, что музыку будет писать композитор и продюсер с которым он постоянно работает — Андрей Сигле. Поэтому я просто для себя написал целый ряд мотивов, и, прежде всего, «песню Маргариты», но не целиком, а лишь первую строфу в вокальном варианте (в оригинале на немецком языке),
тему Фауста — сериальную, додекафонную, а также темы, связанные с Мефистофелем и Вальпургиевой ночью. У меня было довольно много музыкальных набросков по всему сценарию и мне захотелось их развить в симфонию «Фауст», которая не была бы похожа на симфонию Ф.Листа, естественно, любимую мною».
Сергей Михайлович, рассказывая о первой части — «Фауст» своей 21 симфонии, описывает ее тему, как серию, которая выражает раздумья Фауста, философскую
рефлексию, с его поисками смысла жизни, поисками юности, поисками счастья, поисками полноценного земного существования и недостижимости этой мечты,
потому что она достигается только ценою жизни. Эти поиски прекрасного мгновенья, хотя бы одного, чреваты расплатой. Как только это прекрасное мгновение
достигается, так кончается жизнь и Фауст попадает во власть Мефистофеля, то есть дьявола. Таково, смысловое, программное содержание нетрадиционной
первой части симфонического полотна, которая представляет собой довольно сложное полифоническое (написанное в серийной технике) произведение.

Вторая часть контрастна первой. Это «песня Маргариты», которую она поет за прялкой, накануне своего заточения в тюрьму. Она тоскует об исчезнувшем Фаусте и готова на все, даже пожертвовать жизнью, чтобы быть вместе с ним. Маргарита — это страдающая женщина, вызывающая сочувствие, но она также является символом «вечной Женственности» символом того начала, которое возвышает душу человека и ведет его к бессмертию, в рай.

Сергей Слонимский при объяснении содержания третьей части «Вальпургиева ночь» рассказывает о том, как перекликаются «Фауст» Гета и «Мастер и Маргарита» Булгакова. « В третьей части раскрывается мефистофельское в образе Фауста. Это не только звукопись блуждающих огней и каких-то инфернальных действ Вальпургиевой ночи, кстати, безусловно повлиявших на великий бал у Сатаны в романе Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита». В конце финала симфонии появляется и тема Фауста в полном, кульминационном изложении. В сущности, центральный герой — это мечущийся, ищущий и совершающий преступления- вольные и невольные, попадающий под власть дьявола, но стремящийся к свету, к идеалу человек. Финал можно назвать скорее трагическим. В этой симфонии нет претензий на то, чтобы изложить всю фаустовскую концепцию, тем более, обе его части. Но какие-то образы из второй части «Фауста» тоже предстают, особенно в финале симфонии, где очень большое значение имеют особые приемы звукоизвлечения у инструментов, музыкальная тема полета, бешеной дьявольской скачки, ритмы нагнетательные, инфернальные. Такова трехчастная программная симфония, можно сказать почти романтического плана, рассчитанная на самую широкую аудиторию, весьма контрастная по своему музыкальному языку. Первая часть очень сложна, вторая очень проста, а третья совмещает простоту и сложность».

Симфония №27. "Одна из позднейших симфоний, Двадцать седьмая, посвящена памяти благородного Николая Яковлевича Мясковского, одного из уважаемых и любимых мною композиторов. Николай Яковлевич в творчестве относился к поздним романтикам. Эта симфония недавно исполнялась в зале Чайковского в Москве под управлением Юрия Ивановича Симонова оркестром Московской филармонии. Мясковский — воспитатель многих композиторов. Его музыкальными внуками являются Шнитке, Денисов, Губайдуллина и многие другие. Я сам учился у Шебалина, ученика Мясковского. Несмотря на успехи в творчестве, его судьба была трагической. В сорок восьмом году, когда ему уже было около семидесяти лет, на него обрушилось постановление ЦК об опере «Великая дружба», где он был
совершенно хамским образом огульно назван антинародным композитором. А через три года его не стало. В моей симфонии музыка лирическая и певучая, но нет
стилизации под творчество Мясковского, нет его тем. Я дал это произведение в концерт, где во втором отделении звучал Третий концерт Рахманинова с
пианистом — довольно знаменитым — Борисом Березовским (прошу не путать с олигархом), а в первом — Увертюра к опере «Эврианта» Вебера. На такую смешанную программу публика собралась очень охотно — набился полный зал. Все пришли на Рахманинова с модным пианистом. Но эта публика изумительно приняла 27 симфонию, потому что она певучая. С удивлением все присутствующие услышали, что в современной симфонии может быть мелодия, может быть длительное мелодическое развитие, что, кстати, тоже важно. Это сочинение как раз написано в форме четырехчастного цикла: сонатное модерато, скерцо (даже скерцо da capo), инструментальная ария (адажио) и финал в рондо-сонатной форме с трагической кодой. В данном случае был такой программный замысел –
посвящение и ориентировка на тип симфонии времен Мясковского, Рахманинова, даже позднего Чайковского. Симфония писалась очень естественно, никак не
стилизаторски, а от души, эмоционально. Если образованный музыковед внимательно посмотрит, он увидит индивидуальные черты и в мелодии, и в ладовости, и в гармониях, которые звучат, может быть, благозвучно, но они не традиционные, что проявляется в каких-то особенностях, тонких деталях.

О симфонии №28. "Я очень уважаю серьезных музыковедов. Многие из них пишут о моей музыке. Но терпеть не могу поверхностных музыкальных критиков. Поэтому у меня складывается очень странная судьба – каждое мое сочинение (будь то опера, симфония, романс или, скажем, квартет) прежде всего, вызывает презрительные отзывы в обзорах, рецензиях — в разделе недостатков. А затем, через несколько лет – десять, двадцать, тридцать – о тех же опусах пишутся диссертации, иногда даже докторские, и защищаются успешно. Позитивные работы — в двух экземплярах, это, как правило, диссертации. А в миллионных экземплярах — «черный пиар». Пожалуй, меня это уже стало устраивать. Поэтому одну из последних симфоний, Двадцать восьмую, я посвятил (у меня такое развернутое посвящение, которое я собираюсь напечатать в партитуре) «моим музыкальным врагам, которые постоянно помогают бретеру-автору преодолеть скуку и лень, гневную реакцию перевести в творческую энергию. Чем больше запретов и брани — тем больше будет симфоний, тем заинтересованней аудитория». Вот такое развернутое посвящение, которого, вероятно, еще не было в композиторской практике я готовлю к печати! Цель-то этих людей на самом деле очень понятна – испугать театры, чтобы не ставили оперы — а то обругаем, испугать дирижеров, чтобы не исполняли симфонии данного автора — а то обругаем. Значит, кому-то я очень мешаю. Но есть дирижеры, которые этого не боятся. К их числу принадлежит Юрий Иванович Симонов, которого я считаю великим дирижером. Я просто с восхищением следил за его работой. Он провел шесть репетиций и из смешанной программы девяносто процентов отдал новому, никому не известному сочинению (моей Симфонии № 27), которое мог бы отыграть кое-как, ссылаясь на то, что так написано. И прочертил все свои эксклюзивные дирижерские оттенки и штрихи. Вот это, как раз то, чем может отличаться каждое исполнение – индивидуальными, эксклюзивными оттенками, вилками и штрихами, согласованными, конечно, с автором. Это были очень радостные для меня дни». 

"Слонимский, видимо, обладает тем особым даром, который выделяет одного композитора из многих: умением говорить на различных музыкальных языках, и при этом печатью личностного качества, лежащей на его произведениях", - считает американский критик.

Награды и премии


Народный артист РСФСР (1987),
Лауреат Государственных премий (1983, 2002), (1983) — за оперу «Мария Стюарт», поставленную на сцене ЛМАТОБ
Лауреат премии Правительства Санкт-Петербурга (1996),
Международной премии «Балтийская звезда» (2009),
Кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени
и Командорского креста «За заслуги» Республики Польша.

Хронологический список сочинений

Основные сочинения


Оперы

    «Виринея» (1965—1967)
    «Мастер и Маргарита» (1970—1972)
    «Мария Стюарт» (1978—1980)
    «Гамлет» (1990—1991)
    «Видения Иоанна Грозного» (1993—1995)
    «Царь Иксион» (1993—1995)
    «Король Лир» (2000—2001)
    «Антигона» (2008)

Балеты

    «Икар» (1965—1970)
    «Принцесса Пирлипат» (2001)
    «Волшебный орех» (2003)

Сочинения для оркестра

    Тридцать симфоний
    «Карнавальная увертюра» (1957)
    Сюита «Юмористические картинки» (1957)
    Концертная сюита для скрипки с оркестром (1958)
    Концерт-буфф для камерного оркестра (1964)
    Концерт для оркестра, трёх электрогитар и солирующих инструментов (1973)
    «Драматическая песнь» (1973)
    «Праздничная музыка» для балалайки, ложек и оркестра (1975)
    «Симфонический мотет» (1975)
    «Тихая музыка» (1981)
    Концерт для гобоя и камерного оркестра (1987)
    «Славянский концерт» для органа и струнных (1988)
    «Петербургские видения» (1994)
    Симфониетта (1996)
    «Еврейская рапсодия» (Первый концерт для фортепиано с оркестром; 1997)

Вокально-симфонические сочинения

    Реквием для солистов, хора и оркестра (2004)


Сочинения для хора

 Весна пришла
 Песни вольницы
 Польские строфы
 Лирические строфы
 Прощание с другом
 Монологи
 Веселые песни
 Голос из хора
 Две русские песни (1968),
 Северные пейзажи (сл. В. Рождественского, 1969),
 Вечерняя музыка (без cл., 1973),
 Я скажу тебе с последней прямотой (сл. О. Мандельштама, 1974),
 Четыре русские песни (1974),
 концерт "Тихий Дон" (на cл. казачьих песен, 1977),
 Два хора на сл. А. Пушкина (1979),
 хоры на cл. Ф. Тютчева, А. Фета, Б. Окуджавы, А. Чепурова, С. Орлова (1983—1986).
 Четыре стасима из трагедии Софокла "Эдип в Колоне"

Камерные сочинения

    Соната для скрипки и фортепиано
    Соната для виолончели и фортепиано
    Сюита для альта и фортепиано в 4 частях
    «Три грации» для альта и фортепиано
    «Диалоги» для духового квинтета
    «Антифоны» для струнного квартета
    Фортепианный квинтет (для двух скрипок, альта, виолончели и фортепиано)

Романсы и песни

    «Ангел» на стихи М.Лермонтова (1942 год)

для голоса и ф-п:

циклы: Весна пришла (сл. японских поэтов и из японской нар. поэзии, 1958),

Польские строфы (сл. А. Слонимского, 1963),

Лирические строфы (сл. Е. Рейна, 1964),

Прощание с другом (вок. сцена, cл. из "Эпоса о Гильгамеше", 1966),

Шесть романсов на cл. А. Ахматовой (1969),

Четыре стихотворения О. Мандельштама (1974),

Десять стихотворений А. Ахматовой (1974),

песни на cл. М. Цветаевой (1985);

романсы на cл. Ф. Тютчева (1985),

романсы на cл. М. Лермонтова (1986)

Фортепиано

    Интермеццо памяти Брамса (1980)

    24 прелюдии и фуги (1994)

    Соната (1962),

    Три грации (сюита в форме вариаций, 1964),

    Детские пьесы (1970),

    Колористическая фантазия (1972),

    Капельные пьески (дет., 1973)


музыка к драм. спектаклям

в т. ч. "Ревизор" Н. Гоголя (Ленинград, Большой драм. т-р им. М. Горького, 1972),

"Тихий Дон" по М. Шолохову (Ленинград, Большой драм. т-р им. М. Горького, 1972),

"Романтики" Э. Ростана (Ленингр. т-р комедии, 1974);


Музыка к кинофильмам

    1965 — Перед судом истории
    1966 — Республика ШКИД
    1967 — Таинственная стена
    1968 — Интервенция
    1972 — Моя жизнь
    1973 — О тех, кого помню и люблю
    1975 — Иван и Коломбина

Наиболее известные ученики

    Александр Колкер,
    Владимир Мигуля,
    Владимир Сапожников,
    Анатолий Затин,
    Аркадий Томчин,
    Александр Радвилович,
    Антон Танонов,
    Елена Иготти,
    Евгений Васильев,
    Владислава Малаховская
    Ирина Васильева (сопрано, Мариинский театр)
    Хоссейни, Мехди (Иранский композитор)
    София Левковская
    Олег Ларионов
    Настасья Хрущёва

 
 
Гамаюн gamayun@lafamire.ru
Сейчас 862 гостей онлайн
Рейтинг@Mail.ru
© 2010-2019 www.lafamire.ru Сольфеджио. Теория музыки. Анализ. Гармония (решебники). Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального пользования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения www.lafamire.ru