Рейтинг@Mail.ru





Музыкальная школа - ничто без удовольствия в ней учиться.

Мы подготовили успехи вашего ребёнка в музыкальной школе!

Подробнее...

Гия Канчели
Современные композиторы - Грузия

Гия Канчели, композитор

Гия КанчелиГия Александрович Канчели (груз. გია ყანჩელი; 10 августа 1935, Тбилиси, СССР) — советский и грузинский композитор. Народный артист СССР (1983). Лауреат Государственной премии СССР (1976).

"Большой музыкальный талант, занимающий в международном плане абсолютно оригинальную позицию". Л. Ноно.

"Аскет с темпераментом максималиста, со сдержанностью затаившегося Везувия". Р. Щедрин.

"Мастер, умеющий сказать простейшими средствами нечто новое, что невозможно спутать ни с чем, пожалуй, даже неповторимое". В. Вольф

Оригинальность музыки Г. Канчели, которому посвящены приведенные строки, - в сочетании предельной открытости стиля с его строжайшей избирательностью, национальной почвенности с общечеловеческой значимостью художественных идей, бурной жизни эмоций с возвышенностью их выражения, простоты с глубиной, а доступности с захватывающей новизной. Подобное сочетание кажется парадоксальным лишь при словесном пересказе, само же становление музыки у грузинского автора всегда органично, спаяно живой, песенной по своей природе интонацией. Это художественно цельное отражение современного мира в его сложной дисгармонии.

"Для меня же особое значение имело не то, что я писал музыку к спектаклям и фильмам, а сама возможность общаться и работать с замечательными людьми, настоящими творцами. Я благодарен судьбе за то, что наше общение продолжается. Гия Канчели.

О будущем и прошлом. "Мне кажется, все новое несет в себе то, что уже было создано раньше. Может, это не бросается в глаза и не явно слышно. Если новое искусство по-настоящему ценно, то, несомненно, в нем можно обнаружить пласты уже прошедших эпох. В жизни же как-будто все меняется, но, к великому сожалению, ничего не меняется. Жестокость остается в том же одеянии. Единственное, в связи с развитием современных технологий она становится более изощренной. А добро, мне кажется, не меняется. Просто добро не обладает той мощью, которой наделена жестокость. Но, несмотря на это, всегда бывает в состоянии как-то противостоять ей". Гия Канчели.

Биография


Гия Канчели родился и вырос в Тбилиси, в семье врача.

Повивальная бабка напророчила, что Гия будет счастливым и композитором из-за необычной формы ушей и красивых рук.

"К Украине у меня особое отношение. В конце Второй мировой войны моего отца, начальника военного госпиталя, перевели под Харьков, позже он перевез туда и свою семью. Так что я несколько месяцев учился в украинской школе..."

"Лет в 7-8 я мечтал стал продавцом в хлебном магазине".

Окончил музыкальную школу.

В свое время вы поступили в университет на геологический факультет, потому что не сдали вступительные экзамены в музыкальное училище. Чем вы не устроили приемную комиссию? "Наверное, тем, что я не смог ответить на очень простые вопросы. Все явления в жизни характеризуются плюсами и минусами. Мне кажется то, что я не смог сдать экзамены в училище, оказалось плюсом. Я поступил в университет и потом вернулся к музыке — будучи на
четвертом курсе университета сдал приемный экзамен в консерваторию. Если бы меня зачислили в училище, не знаю, как потом бы все сложилось. Поэтому я благодарен за то, что на вступительном экзамене мне поставили низкую оценку, благодаря которой мне пришлось на некоторое время забыть о музыке. Но забыть ее было невозможно. В те времена я увлекался джазом, это увлечение продолжается и сейчас, хотя в этой области я работаю очень редко, только если надо в театре или кино".

Окончил геологический факультет Тбилисского университета.

"Когда-то давно, в первый день практики, мне, студенту геологического факультета, пришлось пройти 17 километров. Вечером в палатке, валясь от усталости, я срочно составил список профессий, которые не требуют ходьбы и знания математики. Музыка мне подходила по всем параметрам..."


Поступил в Тбилисскую консерваторию, которую окончил в 1963 году; по классу композиции его наставником был И. И. Туския.

"А потом появилась надежда, связанная с «оттепелью» Хрущева, когда начала поступать какая-то информация. Мы, будучи студентами консерватории, начали понимать, что, к счастью, кроме Шостаковича, которого мы досконально изучали, и позднего Прокофьева, существует еще целый мир музыки, о которой мы не имели представления. Именно во время «оттепели» эта информация начала поступать сначала в Москву, в Ленинград, и только потом это все оседало в
Закавказье: в консерваториях Баку, Еревана, Тбилиси .В Киеве работал дирижер Игорь Блажков. Он мне прислал на одной километровой магнитофонной ленте все творчество Антона Веберна. И это было для меня открытие. В то же самое время я послушал Пьера Булеза, который оказал на меня абсолютно противоположное влияние – мне очень не понравилась эта музыка. Так постепенно эта «оттепель» стала давать какие-то положительные ростки, но эта надежда очень быстро исчезла, потому что затем последовали так называемые годы застоя. Я сейчас не буду рассказывать вам обо всем, что в это
время мне пришлось пережить, но, наверное, с этим связана печаль, которая существует в моей музыке. Хотя в кино и театре мне приходится писать и радостную музыку, потому что этого хотят авторы спектаклей или фильмов".

"Мы расписались забавно: в один день, Роберт Стуруа со своей супругой, я — со своей — и улетели в Киев..." "Наше свадебное путешествие начиналось в Киеве и продолжилось в Одессе". "В Киеве жила и работала Елена Стуруа, сестра Роберта Стуруа-старшего, отца известного режиссера. Она была замужем за директором оперного театра Борисом Григорьевичем Пономаренко. И вот он нам помог с номерами в гостинице «Интурист», а потом директор Одесского оперного театра посодействовал с гостиницей в своем городе. Из Одессы мы на пароходе приплыли в Батуми, откуда вернулись в Тбилиси..."

"Своей дочери, когда ей было восемь лет, я написал маленький вальс — Нато пришла заплаканная (ей было очень стыдно) и сказала: мол, это просьба учительницы. Почти через 40 лет этот вальс появился на диске с моей кино— и театральной музыкой (единственном, который у меня вышел в Грузии) — там его поют. Странное произошло совпадение: на мою мелодию полностью легло стихотворение нашего великого поэта Галактиона Табидзе".

С 1970 года преподавал в Тбилисской консерватории (класс инструментовки). С 1971 года был заведующим музыкальной частью Театра им. Руставели.

С 1967 по 1986 появляются все 7 симфоний Гия Канчели.

Музыка к драматическим спектаклям, в т. ч. "Ханума" (Т-р им. Ш. Руставели, 1968; нов. ред. — Большой драм. т-р им. М. Горького в Ленинграде), "Кавказский меловой круг" (Т-р им. Ш. Руставели, 1975); музыка к фильмам, в т. ч. "Не горюй" (1968), "Кувшин" (1970), "Чудаки" (совм. с Д. Кахидзе, 1975), "Мимино" (1977).

Роберт Робертович Стуруа (род. 31 июля 1938, Тбилиси) — грузинский театральный режиссёр и актёр. Народный артист СССР (1982). Лауреат Государственной премии СССР (1979). В 1979 году Стуруа стал главным режиссёром Театра им. Ш. Руставели, а в 1980 году — его художественным руководителем. В этом театре Стуруа, вместе со своими постоянными соавторами — художником Георгием Алекси-Месхишвили и композитором Гией Канчели, осуществил ряд выдающихся постановок, получивших признание далеко за пределами Грузии, в их числе «Кавказский меловой круг» Б. Брехта и «Ричард III» У. Шекспира.

С Софико Чиаурели (советская и грузинская актриса, народная артистка Грузинской ССР (1976), народная артистка Армянской ССР (1979). Сыграла более чем в ста фильмах) и  Котэ (Константином) Ивановичем Махарадзе (известный советский и грузинский спортивный комментатор, актёр театра и кино) композитора связывала близкая дружба.

1984 Опера «Музыка для живых» . В опере «Музыка для живых» 1984 хор мальчиков поет на давно мертвом шумерском языке.
"Когда зашла речь о либретто, я попросил Роберта Стуруа использовать какой-то непонятный язык. Не хотелось, чтобы слушатели напрягали себя и старались разобрать, о чем поют дети (по сюжету это никакого значения не имело). Теперь все сосредотачиваются исключительно на музыке". "Он написал либретто, учитывая мои пожелания. Например, по моей просьбе ввел хор мальчиков, которые поют на вымершем шумерском языке. Стуруа придумал оперу в опере. Во время Первой мировой войны театр Ла Скала выехал с шефским представлением в военный госпиталь. На сцене идет такая мелодрама на итальянском языке, которая трагически прерывается - в госпиталь попадает бомба. И те, кто выжил, заканчивают эту оперу".

Музыка к фильмам.

"В творчестве стараюсь оставаться честным, порядочным и чистоплотным по отношению к тому, что делаю. Другой вопрос, получается или нет. Жизнь сложилась так, что я меньше был занят бытовыми вопросами, которые для меня как бы и не существовали — супруга меня оградила (Валентину все называют музыкальным именем Люля.). И я очень благодарен судьбе. Единственное: я не отказывался от написания музыки к плохим фильмам. Всего их у меня около 60-ти, но названия и содержание 40-ка не помню. Я знал, что эти ленты — однодневки, но писал, чтобы зарабатывать деньги, которые мне давали возможность чувствовать какую-то материальную независимость".

"Я написал музыку, наверное, к шестидесяти фильмам. И если вы меня сейчас попросите их назвать, то смогу вспомнить семь или восемь. Работа в театре запомнилась больше, так как большинство моих произведений для сцены связаны с Робертом Стуруа. И были они столь яркими и интересными, что даже сейчас, когда спектакли уже не идут, многие их помнят".

1985 год "Светлая печаль". Когда-то я написал произведение «Светлая печаль». Джансуг Кахидзе сыграл эту вещь в 1988 году в Большом зале Ленинградской филармонии. Это сочинение написано для Курта Мазура, который как раз в середине 1980-х годов был главным дирижером Лейпцигского оркестра Гевандхауза. «Светлая печаль» многократно исполнялась разными коллективами. Недавно в Брюсселе был один из таких мемориальных концертов. Это был концерт-реквием, составленный из произведений Кшиштофа Пендерецкого, Дмитрия Шостаковича и моего произведения «Светлая печаль».

Георгий Николаевич Данелия. Советский, грузинский, российский актёр, кинорежиссёр и сценарист. Дружба - с конца 60-х годов.

«Наша совместная работа с Георгием Данелией всегда для меня счастье, я с удовольствием ему подчиняюсь»

1986 год. музыка к фильму Кин-дза-дза

Г. Н. Данелия про музыку к Кин-дза-дза

В «Кин-дза-дза» есть номер – музыка инопланетян. Культура на планете, куда попали наши герои, находится в полном упадке, даже речь свелась к двум словам: ку и кю. И музыка, которую исполняют инопланетяне Уэф и Би (Леонов и Яковлев), должна быть очень примитивной и очень противной – примерно как бритвой по стеклу скребут. Канчели написал мелодию. Я сказал что годится, но надо упростить.

– Куда еще упростить? Тут и так полнейший примитив.

– Сделай еще примитивней.

Гия с омерзением сыграл упрощенный вариант на пианино.

– Так?

– Примерно.

На следующий день стали записывать музыку в студии. Вызвали всего двух музыкантов. Великолепный пианист Игорь Назурук (я с ним все время работаю) искал неприятные звуки в синтезаторе, а скрипач старался плохо сыграть на скрипке.

– Ну, по-моему, противнее исполнить невозможно, – сказал Канчели. – Давайте писать. Он очень страдал, слушая эту какофонию.

– Нет. Слишком нейтрально. Должно быть хуже, – сказал я и сам взял скрипку. Мое исполнение все признали таким омерзительным, что лучше некуда. Но чего-то все равно не хватало… И тут я увидел – в углу валяется старый ржавый замок. Попробовал – замок раскрывался с очень гнусным скрипом. Попросил скрипача поиграть на замке… Опять не то. Надо еще упростить мелодию.

– Тут и так всего четыре ноты осталось! – разозлился Канчели.

– Оставь две!

Канчели яростно почиркал по нотам. Сыграли.

– Вот уже тепло, – сказал я. – Но хотелось бы еще попротивнее.

А тут и смена кончилась.

А вечером в консерватории исполнялась Четвертая симфония Канчели. И на концерте, впервые слушая симфоническую музыку Канчели, я понял, что имею дело с Большим композитором. И мне стало стыдно. Чем я заставляю его заниматься! И на следующий день в машине, когда мы ехали на студию, я сказал Канчели:

– Гия, давай, пока мы пишем этот инопланетянский номер, ты посидишь в музыкальной редакции.

– Большое спасибо, – обрадовался Канчели. – Ты даже не представляешь, от какой муки ты меня избавил. Приехали. Канчели сразу пошел в музыкальную редакцию, а я – в студию. Назурук и скрипач были уже на месте.

Назурук извлек из портфеля кусок стекла и предложил поскрести бритвой по стеклу в буквальном смысле.

Поскреб:

– Как?

– То, что надо! – обрадовался я.

– А что, замок отменяется? – спросил скрипач.

– Ни в коем случае! Играют все, плюс стекло.

– А кто же будет играть на стекле?

– Леночка.

И я попросил на стекле поиграть своего ассистента по актерам Леночку Судакову. Она начала скрести, но как-то не так. А потом ей вообще сделалось плохо от этого звука, она бросила бритву и убежала.

– Нужен музыкант, – сказал Назурук.

И я позвонил в музыкальную редакцию и вызвал Канчели.

И живой классик целую смену скрипел бритвой по стеклу.

Джансуг Кахидзе. На протяжении многих лет дирижера и композитора Джансуга Кахидзе и Гию Канчели связывали дружба и творческое содружество, Кахидзе записал все симфонии Канчели.


"Вы знаете, ведь композитор когда-то уходит из жизни. А потом получается как Бог даст. И мой самый близкий друг и дирижер, и человек, от которого, наверное, зависела моя судьба, - если бы не он, я бы, наверное, стал джазовым композитором. Я имею в виду великого грузинского дирижера Джансуга Кахидзе. Получилось так, что в моей жизни появился он. И он мне, когда репетировал, говорил в шутку: "Какое счастье играть музыку композиторов, которых уже нет в живых. И как ты мне надоел!" Естественно, когда я присутствую на репетициях - если этот дирижер впервые играет эту музыку, то мое присутствие дает положительный результат. Потому что проблемы в моей музыке с темпами и паузами бывают сложными. У меня нет никаких технических сложностей, но у меня есть сложности с атмосферой, состоянием и так далее".

С 1991 года композитор жил в Берлине, с 1995 года живёт в Антверпене (Бельгия).

Про стипендию Немецкой академии искусств на год.  "Говорят, что после войны сразу же ее получил Стравинский, ее удостаивались в свое время Альфред Шнитке, эстонец Арво Пярт – замечательный композитор, мой друг Валентин Сильвестров, который и сейчас живет в Киеве. И это такая роскошная стипендия, что после окончания ее выплаты у меня еще оставалась возможность снимать квартиру в Берлине и пережидать события, которые происходили в моем родном городе Тбилиси.

"В 1991 году я получил стипендию немецкой академии DAAD — ровно на год, в 1992-м должен был вернуться в Грузию. Но в это время у нас назревала гражданская война. А через год я решил задержаться, потому что у нас в Грузии в это время была очень тяжелая ситуация и у всех было такое ощущение, что будет гражданская война. В том числе и у меня было такое ощущение. И когда этот год закончился, я со своей семьей должен был вернуться в Тбилиси. И в то время я получил предложение написать одно сочинение и сответственно мне предложили гонорар за это произведение. И у меня появилась возможность самому снять квартиру и некоторое время как-то прожить, как бы переждать эту тяжелую ситуацию и потом вернуться. Но потом я получил еще один заказ на сочинение. А потом я решил, что пока у меня будут деньги, я буду там работать. Поскольку деньги у меня еще не кончились, наоборот, мое финансовое положение улучшается, я решил там работать. И несмотря на то, что я там уже более пятнадцати лет, я себя все-таки продолжаю чувствовать живущим в Грузии. Потому что вся жизнь там прошла. А что физически, то у меня ощущение, что я уехал в Дом творчества. У меня даже нет возможности отдохнуть. Хотя я не очень умею отдыхать. И вы знаете, что сейчас такие времена, когда человек может не чувствовать себя эмигрантом, потому что есть всегда возможность купить билет и вернуться, когда хочешь. Единственное могу сказать, что у меня изменился режим работы. Я работаю с утра и до позднего... я бы даже не сказал, до позднего вечера, но до поздней ночи и это продолжается уже много лет. Когда я жил в Тбилиси, у меня был совсем другой режим. Я позволял себе жить по-другому и должен сказать, что это было очень приятно. Но ощущение финансового положения абсолютно не влияет на все остальное. Для меня это не имеет никакого значения. Вот моя жена, наверное, потвердит, что я не знаю, каково мое финансовое положение".

"Я решил переждать события, тем более что к тому времени у меня появились первые заказы от европейских оркестров. А спустя еще четыре года Антверпенский королевский симфонический оркестр пригласил меня на год в качестве composer in residence (приглашенного композитора). У меня был ряд концертов в Бельгии с участием выдающихся музыкантов, здесь я написал музыку для Мстислава Ростроповича.

Лев Маркиз был первым европейским музыкантом, от которого Канчели получил официальный заказ, покинув постсоветское пространство. Это было в
начале девяностых, а теперь Гия Канчели регулярно издается на престижной фирме ECM и нагружен заказами на много лет вперед.

Берлин. 1994 год. "Abii ne viderem («Ушел, чтобы не видеть») написано по заказу оркестра Nieuw Sinfonietta Amsterdam (руководитель коллектива — дирижер Лев Маркиз назвал это произведение личной позицией Гии Канчели по отношению к трагическим событиям в Грузии в конце 80-х годов. "Первое сочинение, написанное здесь, называлось "Ушел, чтобы не видеть". Это мне дало возможность сносно существовать несколько месяцев. И
еще до того, как у меня закончились деньги, последовало еще одно предложение, уже из Соединенных Штатов, – и пошло, и пошло. И с тех пор предложения у меня не кончаются, я не считал, правда, но думаю, написал 25 произведений крупной формы. По просьбе или очень знаменитых оркестров, или очень известных фестивалей и так далее".

Антверпен. "А в 1995-м году я получил предложение приехать на год в этот замечательный город Антверпен и написать сочинение для оркестра, который
называется Королевским. Антверпенцы получили согласие Ростроповича, что он с этим оркестром сыграет премьеру. Так и произошло, премьера состоялась в
Брюсселе".

1999 год. Styx. «Стиксом» композицию окрестил «скрипач номер один» Гидон Кремер.
"Конечно, я слышал о подземной реке из греческой мифологии, но использовать ее название мне не приходило в голову. Я обратился к Кремеру, человеку
чрезвычайно умному и хорошо знающему мою музыку. Гидон у меня только спросил: «Хор есть?». — «Да». — «Что за слова?». — «Грузинские, не имеющие смысловой нагрузки. Они звучат как фон, я выбирал те, которые представитель любой национальности мог бы свободно произнести, — без гортанных звуков». В общем, я ему описал в двух словах, и он произнес абсолютно подошедшее: «Стикс»..."

"Роберт Стуруа уже второй раз ставит спектакль на мою музыку. В первый раз поставил литургию «Оплаканные ветром», это было вскоре после апрельских
событий в Тбилиси (1989). Действие спектакля, как и в «Стиксе», строилось на пластике и движении. Я видел репетицию «Стикса», и мне нравится то, что сделал Роберт. Редко встретишь полноценный драматический спектакль, где не произносится ни единого слова. На мой взгляд, Стуруа в первую очередь блестящий музыкант. Определенный музыкальный образ может стать для него стимулом для решения той или иной сцены. Иногда Стуруа перед началом работы объясняет мне по телефону, какой музыкальный образ ему нужен: хрупкий или тяжелый, возвышенный или какой-то другой. Мне очень легко с ним работать.


Warzone (2002) "Кстати, такая история, показательная. Валерию Гергиеву исполнялось 50 лет. Он, по-моему, сейчас везде является шефом, но один из оркестров -- Роттердамская филармония, и вот они обратились ко мне с просьбой как-то поздравить его и я написал сочинение для оркестра, которое назвал осетинским словом "варзон". Это "любовь". Но в то же самое время выяснилось, что по-английски это "военная зона". Поскольку выяснилось, что военная зона и любовь -- два таких контрастных понятия, мне как-то понравилось это название".

2003 год. Фильм Пан или пропал в постановке Алексея Зернова, сериал по мотивам Иоанны Хмелевской.

2005 год. "Вы знаете, мне столько раз приходится в каждом сочинении писать Al Niente, что я решил однажды все сочинение так назвать. Это звучание, которое уходит в никуда… История этого произведения следующая. Это был скандинавский проект. Я должен был написать одно сочинение, которое исполнят в трех скандинавских странах. В Копенгагене оркестром Датского радио руководил Юрий Темирканов. И я заранее предполагал, что одно из исполнений будет с ним. Таким образом, я решил посвятить Юрию Темирканову это произведение, поскольку у меня с ним очень давние и близкие
взаимоотношения. После этого Темирканов дирижировал это сочинение в турне со своим оркестром Петербургской филармонии в США. Но устроители попросили сократить хронометраж концерта, а на это там обращают особенное внимание. У Темирканова в программе была классика, он никак не мог себе позволить сократить симфонии Брамса или Бетховена. Исходя из нашей дружбы с Юрием Хатуевичем, он мое произведение «Al Niente» сократил на семь минут. Я об этом, естественно, даже и не догадывался. Впоследствии, когда он мне об этом сообщил, я сказал Юрию Хатуевичу, что настолько люблю и уважаю его, что даю ему полное право делать с моей музыкой все, что ему захочется".

2005 год. Поддерживаете ли вы контакты с кем-либо из композиторов вашего поколения? "Да, конечно; в первую очередь это Арво Пярт и Валентин Сильвестров. Встречаемся мы не очень часто, но всякий раз очень тепло. С нами давно нет Альфреда Шнитке, однако в каком-то смысле, безусловно, я
продолжаю общаться и с ним. Нас не так мало, как ни странно. Я имею в виду и исполнителей, с которыми дружу и которые исполняют мою музыку, - это и Гидон Кремер, и Юрий Башмет, и Мстислав Ростропович, и Валерий Гергиев, и Юрий Темирканов. Нашей дружбе посвящены многие страницы книги Беседы с Гией Канчели, которая выходит в издательстве Музыка. Она уже в типографии и печатается, скоро появится в продаже. Довольно большая книга, около шестисот страниц. Работа над ней шла года два".

Один из фестивалей, посвященных 70-летию Гии Канчели состоялся в Тбилиси, где в исполнении оркестра Тбилисской консерватории звучали его сочинения.

"Это была идея дирижера Льва Маркиза: в каждом концерте вместе с моей музыкой... Вернее, лучше сказать, вместе с сюитой Баха в концерте исполнялись
два-три моих сочинения. Фестиваль, по-моему, прошел хорошо - мне кажется, и публика осталась довольна, и исполнители, и я тоже. Получилось неплохо, хотя в филармонических концертах очень часто исполняется музыка современных авторов вместе с классикой, так что это для меня не было чем-то неожиданным или каким-то новшеством. Но это было хорошо. В последнюю неделю октября в Манчестере также пройдет маленький фестиваль моей музыки, и там также прозвучит классика. Будут камерные программы с солистами, симфонические концерты с оркестром Би-би-си, дирижировать будет известный
английский композитор Джеймс Макмиллан".

"Вы знаете, в этом году столько исполнений, связанных с юбилеем, что перечислять их все очень долго, это не имеет смысла. И фестивалей много, и отдельных исполнений тоже: приблизительно пятьдесят. Это уже произошло в Австрии, на ежегодном фестивале Гидона Кремера в Локенхаузе. Был фестиваль в Латвии, там звучало около десятка моих сочинений. Будет концерт в Тбилиси, будет концерт в Петербурге, где Юрий Темирканов продирижирует моим симфоническим сочинением, которое он уже исполнял в Европе. Ряд концертов пройдет с участием Гидона Кремера, премьеру
моего сочинения Twilight он сыграл в этом году с Кремерата Балтика в нескольких странах".

"Мой замечательный друг Гиви Орджоникидзе считал, что мой путь подобен бесконечному восхождению на вершину, при котором ты никогда не увидишь горизонта. Видите, возможен и такой взгляд".

«Amo omi» («Война бессмысленна»). Для хора у меня есть еще одно сочинение «Amo omi» («Война бессмысленна») с участием немецкого «Рашер-квартета» саксофонистов. Это произведение записано на диске. А вот одна из последних моих хоровых партитур связана с Ригой. Там есть замечательный латвийский хор, которым руководит Марис Сирмайс. В Риге проходил весьма примечательный фестиваль, посвященный Солнцу. Все композиторы, участвующие в данном проекте, должны были написать произведения на заданную тему. Я придумал произведение, в котором на 29 языках поется одно слово
СОЛНЦЕ.

А Вам обычно предоставляется свобода композиторской фантазии? "Абсолютная свобода. Когда предлагают определенный состав, допустим, увеличенный камерный состав, или же ограничивают с самого начала во времени, чтобы сочинение не превышало двенадцати минут – такая ситуация заранее сковывает композитора, во всяком случае меня. Почему я должен забивать себе голову этими мыслями?"

2008 год. "За год работы я почувствовал, что этот город (Антверпен) мне намного больше напоминает Тбилиси, чем Берлин. Это какой-то особенный город, он абсолютно интернациональный, многоязычный и, во всяком случае, такой, каким я помню мой родной город в лучшие времена. И мы начали здесь искать квартиру. И нашли вот эту квартиру, в которой мы сейчас беседуем. И уже прошло, наверное, 13 лет, как я сижу здесь и вкалываю".

2009 год. Dixi для хора и оркестра. Впервые хоровая симфония Dixi Гии Канчели была исполнена 29 октября 2009 года оркестром Баварского радио под управлением Мариса Янсонса. Российская премьера сочинения состоялась в Москве в 2010 году.

"Недавно в Мюнхене состоялась премьера моего сочинения Dixi. Это латинское слово означает: «Я сказал». Или, может, «Я выговорился». Думаю, по сравнению с моим «Стиксом» здесь появилось нечто новое..."

"Это проект, который был задуман  оркестром Баварского радио, одним из лучших коллективов не только в Европе. И хор у них славный! Исходя из
замысла менеджмента оркестра, решено было предварять каждую симфонию Бетховена каким-либо опусом современного композитора. Мне как всегда повезло больше других моих соавторов. Я оказался рядом с Девятой симфонией Бетховена. Симфония «Dixi», что буквально переводится с латыни как «Я сказал», написана для большого смешанного хора и оркестра. Произведение посвящено моему близкому другу и коллеге Джансугу Кахидзе, который десять лет тому назад ушел из жизни".

"В каждой новой работе неизменно стремлюсь преодолеть мною же воздвигнутые барьеры. Процесс этот для меня весьма мучителен, и иллюзия преодоления трудностей отнюдь не гарантирует чувства удовлетворенности. Я не старался и не стараюсь быть оригинальным. Напротив, часто повторяю, что одна из главных моих творческих проблем стара как мир: перейти из субдоминанты в доминанту, а затем в тонику таким образом, чтобы не вызвать скуку прежде всего у самого себя".

2010 год.

2010 год. "Я вновь в Риге. Для меня это очень приятно и радостно. К сожалению, я не часто бываю в Риге, но вы ведь знаете, как бывает в жизни, так бывают с людьми: если они полюбили друг друга, а потом они не встречаются долго, то это чувство не проходит. А количество встреч, выясняется, что не имеет никакого значения. Когда самолет приземлился и мы вышли, и до сих пор я испытываю какое-то необыкновенное чувство. И мне очень приятно, что я здесь. Мне очень приятно, что много журналистов мною интересуется. Потому что мы все прекрасно знаем, что серьезная музыка, симфоническая и камерная музыка, в отличие от других жанров, не пользуется такой широкой популярностью. И вот то, что концерт такого рода вызывает такой интерес, мне кажется, что это говорит о высокой культуре. Еще раз всем за это спасибо. И еще я очень рад, что смог встретиться со своими латвийскими коллегами, с композиторами Раймондом Паулсом и Петерисом Васксом. Паулса я помню еще по 60-м годам, по его концертам в Тбилиси. Пианисты такого великолепного уровня были редкостью и в те времена. Васксом я просто восхищаюсь". "Я очень люблю джаз. Поэтому я так люблю Паулса".

"Отпечатки пальцев". Это сочинение было написано для фестиваля моей музыки в Мельбурне. А самая последняя премьера была в Англии. Сочинение
называлось Little Inder. Это такая маленькая английская деревня. В 1943 году по приказу Черчилля из нее срочно сделали профессиональный артиллерийский
полигон, а людей, живших в ней, переселили. Сейчас в ней стоят уже не настоящие дома, а такие каркасы (с перекрытиями и комнатами внутри), по которым стреляют. А на другой день эти каркасы снова восстанавливают. На одном из холмов там стоит церковь, необыкновенно красивая, построенная в XIII столетии. Естественно, по ней никто не стреляет, но она еле-еле дышит. Потому что нет никакого ухода за ней. И вот на этой территории был осуществлен проект с моей музыкой, для этого пришлось получать специальное разрешение. Все мероприятие длилось два с лишним часа. Сначала из всех этих каркасов звучала моя кино- и театральная музыка. А шествие с грузинским фольклорным ансамблем "Рустави" впереди направлялось к церкви. Потом все поднялись в
церковь (там стоя помещается не больше трехсот человек, поэтому проект повторяли три вечера подряд), и там исполнялось мое новое сочинение Little Inder.

Выдающийся композитор-симфонист, недавно отметивший 75-летие, вновь пишет музыку к «Кин-дза-дза» — в 2010 году на экраны выходит полнометражный анимационный римейк культового фильма Георгия Данелии.


Гия Канчели живет на тихой улице в центре Антверпена, на пятом этаже многоквартирного дома, в окружении соседей-хасидов, которым его имя ничего не говорит. «Только не называйте меня эмигрантом. Я остаюсь гражданином Грузии, и в отличие от Депардье у меня один паспорт — моей страны»

"В Антверпене я живу в районе, который в основном населяют ортодоксальные евреи. Буквально в десяти минутах ходьбы от дома находится китайский квартал, чуть поодаль — район, населенный преимущественно выходцами из Африки. И поскольку все живут мирно, это напоминает родной Тбилиси, где на протяжении многих веков мирно сосуществовали представители десятков народностей. Тбилиси всегда был интернациональным городом, надеюсь, таким и останется. У нас на одном пятачке в центре города — грузинский кафедральный собор, русская православная и армянская церкви, мечеть, синагога, католическая церковь, что само по себе говорит о религиозной толерантности грузинского общества".

Вы не скучаете по Тбилиси? "Мне кажется, что из него не уезжал. Физически я нахожусь в другом месте, а сердцем, душой и мыслями остаюсь там, где прожил пятьдесят семь лет. Времена, когда люди уезжали, зная, что больше никогда не смогут вернуться на родину, к счастью, прошли. Я довольно часто бываю в Тбилиси и в Москве. Я в курсе всех происходящих в Грузии событий. В свободное время смотрю телевизор (у меня в Антверпене три грузинских канала и несколько российских). Слежу за политическими дебатами, смотрю интересные передачи. Если очень занят, записываю передачи на видеомагнитофон и просматриваю их ночью".

Город, где живет композитор, влияет на музыку, которую он сочиняет? "На музыку влияет абсолютно все, даже вид из окна. Летом передо мной густые, зеленые и очень красивые деревья. Зимой листья опадают, и я вижу пейзаж, просвечивающий сквозь ветви деревьев. Осенью листья постепенно опадают, а весной на деревьях появляется зелень".

"Литургия". "Когда-то Кахидзе в Большом зале консерватории играл мою Шестую симфонию, на этом концерте оказался Башмет, с которым мы еще не были знакомы. После концерта Башмет зашел ко мне и предложил подумать о сочинении для него. Потом прошло еще какое-то время и ушел из жизни мой ближайший друг, музыковед, философ и писатель Гиви Орджоникидзе. У меня появилось желание написать для Башмета сочинение памяти Орджоникидзе.
Что я и сделал. В первый раз это сочинение сыграли на фестивале в Западном Берлине - с Гергиевым и оркестром Кировского театра. После этогоисполнения появилась рецензия очень важного немецкого критика, которому, видимо, активно не понравилась моя музыка. Рецензия заканчивалась словами: "Эта музыка так же мертва, как человек, ради которого она написана". С той поры прошло лет тринадцать. Башмет играет это сочинение по всему миру. Его начали играть и другие альтисты. На эту музыку поставлено два балета - в Австралии и Германии. И еще появилась виолончельная версия этого сочинения. Так что говорить, что эта музыка мертва, пока рано".


Вы пережили в жизни немало счастливых моментов: премьеры, добрые слова коллег, вручение наград и премий… Какие минуты – самые "звездные"?
"Когда заканчивается какое-либо произведение в переполненном зале, оркестр завершил свою игру, дирижер стоит с опущенными руками, публика молчит...
Несколько секунд тишины... Вот это для меня и есть самое большое счастье. Причем чем дольше эта тишина продолжается, тем больше она меня трогает".

"Гия Канчели именует себя счастливым человеком. На вопрос, почему же он создает такую трагическую музыку, Канчели обычно отвечает: «По-вашему было бы лучше, если бы я ощущал себя несчастным, но писал музыку веселую и беспечную? Я всегда слушаю свою музыку критически. Каждую свою симфонию я писал по несколько лет».

 "Ситуация на планете меняется, к сожалению, не в лучшую, а в худшую сторону. И я считаю, что нет особого повода чему-то радоваться и чему-то восторгаться. И поэтому... Вы сказали, что я  пишу трагичную музыку... Вообще-то я пишу более грустную или печальную. Я вообще не стараюсь писать какую-то определенную музыку. Я пишу такую музыку, какую могу писать, и какую мне хочется писать в определенное время моей жизни, вот и все".

"Сейчас я гуляю, потому что хотя бы час ходьбы в день для меня обязателен. Увы, больше всего в жизни не люблю прогулки. Понимаю, что это может быть не совсем нормально, но страшно не люблю ходить вообще. Могу не общаться с природой — шесть деревьев под моим окном полностью заменяют мне ее".

"Когда-то я назвал свою родину Страной Цвета Печали. Прежде я месяцами работал в разных Домах творчества, в 56 лет уехал волею судьбы в Берлин, потом перебрался в Антверпен. Физически я нахожусь там, но всеми мыслями я в Тбилиси".

Когда при таком графике успеваете встречаться с детьми и внуками? "Это происходит, к сожалению, не очень часто. Я с супругой живу и работаю в Бельгии, сын со своей семьей живет в Германии, а дочка — в Тбилиси. Наши встречи происходят тогда, когда выпадает возможность. Но мы почти каждый день общаемся по скайпу.

"Сейчас с женой особенно часто приезжаем в Грузию из-за нашей внучки, которой недавно исполнилось три года. Хотя мы очень часто видим это необыкновенное создание благодаря интернетной программе Skype, нам хочется постоянно быть рядом с ней."

Как вы снимаете стресс? "Закуриваю сигарету..."

"И вы знаете, что сейчас такие времена, когда человек может не чувствовать себя эмигрантом, потому что есть всегда возможность купить билет и вернуться, когда хочешь. Единственное могу сказать, что у меня изменился режим работы. Я работаю с утра и до позднего... я бы даже не сказал, до позднего вечера, но до поздней ночи и это продолжается уже много лет. Когда я жил в Тбилиси, у меня был совсем другой режим. Я позволял себе жить по-другому и должен сказать, что это было очень приятно. Но ощущение финансового положения абсолютно не влияет на все остальное. Для меня это не имеет никакого значения. Вот моя жена, наверное, потвердит, что я не знаю, каково мое финансовое положение".

А как же вы без языков на Западе общаетесь? "Мое общение в основном происходит с клавиатурой инструмента. Издатель мой, хоть и немец, владеет русским. Что же касается музыкантов, то это профессиональный разговор, который происходит в основном с помощью итальянской музыкальной терминологии".

2012 год. 21.09.2012. В Петербурге прошел авторский концерт композитора Гии Канчели.В рамках шестого Всероссийского фестиваля Андрея Петрова в Капелле им. Глинки прозвучали самые известные произведения Канчели. В том числе «Маленькая Данелиада», созданная на основе саундтреков Канчели к фильмам Георгия Данелия. А сюрпризом для зрителей стала Rokwa (в переводе с грузинского «танец на месте»). Эту музыку в России услышали впервые.

«Мне был задан вопрос, что было бы хорошо исполнить. Часто моя музыка исполнялась в Петербурге. Я выбрал сочинения, которые в России не исполнялись. Это российская премьера», - сказал композитор.

О музыкальной жизни в Грузии

"Музыкальная жизнь в Грузии сегодня на костылях. Я говорю сейчас о симфонической музыке, о камерной музыке. А в России у меня есть свой слушатель. Если я выступаю в Большом зале Консерватории, то я знаю, что в этот зал приходят не только на исполнителя, но и для того, чтобы послушать мою музыку. И то же самое происходит в Петербурге, в других российских городах. Сидя в "Карнеги-холле", где Гидон Кремер с Филадельфийским оркестром исполняли мое
крупное сочинение, я, например, мечтал о том, чтобы в зале оказалась публика из Екатеринбурга, потому что такого слушателя нигде больше нет. Я не говорю о Нижнем Новгороде, о других городах… Так что я в этом отношении и не жду никаких заказов из России. Напротив, когда в России что-то мое играют, я всегда обращаюсь к своему издательству, чтобы за прокат материалов брали бы не так, как берут, допустим, с американцев или японцев".

"Вы знаете, у нас в Грузии (правда, я там теперь не так часто бываю) сегодня все молодые композиторы поголовно пишут электронную и массовую музыку. Ведь это же все вторично, понимаете? Ситуация с Тбилисской консерваторией тоже не внушает особых надежд. Конкурс на композиторское отделение сильно обнищал, это очень плохо.

2013 год. 11 апреля 2013 в Москве состоялась премьера мультфильма «Кин-дза-дза» — режиссер Георгий Данелия сделал римейк собственной знаменитой киноленты.

"Вы знаете об Академии Кронберга, которую основал Ростропович?..  "В 2013 году им исполняется двадцать лет, и они попросили меня подумать о каком-нибудь сочинении, которое будет исполнено во франкфуртской церкви. И у меня появилась идея. В Киеве существует хор девочек под названием «Щедрик». Этим хором руководит дочь замечательного дирижера и моего друга Романа Кофмана. Этот хор был в Кронберге и произвел там на публику неизгладимое впечатление. В 2013 году детский хор снова приедет в Кронберг. У меня же появилась идея написать произведение для хора девочек, в котором будут спеты имена тех людей, которых расстрелял этот ненормальный норвежец Брейвик".

Афиша: Концерты в сезоне 2013-2014
Концертный зал имени П. И. Чайковского
16 ноября 2013, 19:00
Концерт-закрытие V Международного виолончельного фестиваля Viva Cello
Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония»
Дирижер – Джанлука Марчиано (Италия)

Давид Герингас (виолончель, Германия), Джованни Соллима (виолончель, Италия), Борис Андрианов (виолончель), Александр Рудин (виолончель)

В программе: Канчели, П. Чайковский, Соллима, Мартен

Творчество


Гия Канчели — автор симфонической и камерной музыки, музыкальной комедии «Проделки Ханумы», в 1973 году поставленной в Одесском театре музыкальной комедии, и оперы «Музыка для живых», поставленной в 1984 году в Тбилисском оперном театре Джансугом Кахидзе и Робертом Стуруа. Написал музыку ко многим драматическим спектаклям, в том числе Большого драматического театра — в постановке Георгия Товстоногова (например, к «Хануме») и Темура Чхеидзе, и тбилисского Театра имени Шота Руставели, в частности к знаменитому «Кавказскому меловому кругу» Роберта Стуруа, с которым сотрудничает уже на протяжении нескольких десятилетий, в настоящее время — в Московском театре «Et Cetera».

Гия Канчели написал музыку к десяткам кинофильмов, в том числе таким популярным, как «Мимино» и «Кин-дза-дза!».

В 2010 японский хореограф Сабуро Тесигавара (яп. 勅使川原三郎) поставил балет на темы 6-й симфонии (1980) композитора.

Уже в студенческие годы музыка Канчели оказалась в центре критических дискуссий, не прекращавшихся вплоть до присуждения композитору в 1976 г. Государственной премии СССР, а затем вспыхнувших с новой силой. Правда, если поначалу Канчели упрекали в эклектизме, в недостаточно ярком выражении собственной индивидуальности и национального духа, то позднее, когда авторский стиль полностью сформировался, заговорили о самоповторении. Между тем уже первые работы композитора выявили "собственное разумение музыкального времени и музыкального пространства" (Р. Щедрин), и впоследствии он с завидным упорством шел по избранному пути, не позволяя себе остановиться или успокоиться на достигнутом. В каждом очередном сочинении Канчели, по его признанию, стремится "найти для себя хотя бы одну ступеньку, ведущую вверх, а не вниз". Поэтому и работает медленно, тратит по нескольку лет на отделку одного сочинения, причем правка рукописи продолжается у него обычно и после премьеры - вплоть до издания или записи на пластинку.Зато среди немногочисленных сочинений Канчели не найти экспериментальных или проходных, тем более неудачных. Видный грузинский музыковед Г. Орджоникидзе уподобил его творчество "восхождению на одну гору: с каждой высоты горизонт отбрасывается дальше, открывая невиданные ранее дали и позволяя заглянуть в глубины человеческого бытия". Прирожденный лирик, Канчели поднимается через объективную уравновешенность эпоса к трагедии, не утрачивая искренности, непосредственности лирической интонации.

Семь его симфоний - это как бы семь заново прожитых жизней, семь глав эпопеи об извечной борьбе добра со злом, о трудной судьбе красоты. Каждая симфония - законченное художественное целое.

Различны образы, драматургические решения, и тем не менее все симфонии образуют своего рода макроцикл с трагическим прологом (Первая - 1967) и "Эпилога" и (Седьмая - 1986), который, по замыслу автора, подводит итог большого творческого этапа.

В этом макроцикле Четвертая симфония (1975), отмеченная Государственной премией, - и первая кульминация, и предвестница перелома. Две ее предшественницы вдохновлены поэтикой грузинского фольклора - прежде всего церковных и обрядовых песнопений, заново открытых в 60-е гг.

Вторая симфония, носящая подзаголовок "Песнопения" (1970), - самое светлое из произведений Канчели, утверждающее гармонию человека с природой и историей, незыблемость духовных заветов народа.

Третья (1973) подобна стройному храму во славу гениальных анонимов - создателей грузинской хоровой полифонии.

Четвертая симфония, посвященная памяти Микеланджело, сохраняя выстраданную цельность эпического мироощущения, драматизирует его размышлениями о судьбе художника. Титана, разорвавшего в своем творчестве оковы времени и пространства, но оказавшегося по-человечески бессильным перед лицом трагического бытия.

Пятая симфония (1978) посвящена памяти родителей композитора. Здесь, пожалуй впервые у Канчели, тема времени, неумолимого и милосердного, полагающего предел человеческим стремлениям н надеждам, окрашивается глубоко личной болью. И хотя все образы симфонии - как скорбные, так и отчаянно протестующие - никнут или распадаются под натиском неведомой роковой силы, целое несет ощущение катарсиса. Это скорбь выплаканная и преодоленная. После исполнения симфонии на фестивале советской музыки во французском городе Туре (июль 1987) пресса назвала ее, "возможно, самым интересным из современных произведений на сегодняшний день".

В Шестой симфонии (1979-81) вновь возникает эпический образ вечности, музыкальное дыхание становится шире, контрасты укрупняются. Однако это не сглаживает, но заостряет и обобщает трагический конфликт. Триумфальному успеху симфонии на нескольких авторитетных международных музыкальных фестивалях способствовали ее "сверхдерзновенный концептуальный размах и трогательное эмоциональное впечатление".

Приход известного симфониста в Тбилисский оперный театр и постановка здесь в 1984 г. "Музыки для живых" оказались для многих неожиданностью. Однако для самого композитора это было естественным продолжением давнего и плодотворного сотрудничества с дирижером Дж. Кахидзе, первым исполнителем всех его сочинений, и с режиссером Грузинского академического драматического театра им. Ш. Руставели Р. Стуруа. Объединив свои усилия на оперной сцене, эти мастера и здесь обратились к значительной, остроактуальной теме - теме сохранения жизни на земле, сокровищ мировой цивилизации - и воплотили ее в новаторской, масштабной, эмоционально захватывающей форме. "Музыка для живых" по праву признана событием в советском музыкальном театре.


Непосредственно вслед за оперой появилось второе антивоенное произведение Канчели - "Светлая печаль" (1985) для солистов, детского хора и большого симфонического оркестра на тексты Г. Табидзе, И. В. Гёте, В. Шекспира и А. Пушкина. Подобно "Музыке для живых", это произведение посвящено детям - но не тем, кому предстоит жить после нас, а невинным жертвам второй мировой войны. Восторженно принятая уже на премьере в Лейпциге (как и Шестая симфония, она написана по заказу оркестра "Гевандхауз" и издательства "Петерс"), "Светлая печаль" стала одной из самых проникновенных и возвышенных страниц советской музыки 80-х гг.

"Оплаканный ветром" для солирующего альта и большого симфонического оркестра (1988) - посвящено памяти Гиви Орджоникидзе. Премьера этого сочинения состоялась на фестивале в Западном Берлине в 1989 г.

В середине 60-х гг. начинается сотрудничество Канчели с крупными режиссерами драматического театра и кино. К настоящему времени им написана музыка к более чем 40 кинофильмам (в основном режиссеров Э. Шенгелая, Г. Данелия, Л. Гогоберидзе, Р. Чхеидзе) и к почти 30 спектаклям, подавляющее большинство которых поставил Р. Стуруа. Однако сам композитор рассматривает свою работу в театре и кино как всего лишь часть коллективного творчества, самостоятельного значения не имеющую. Поэтому ни одна из его песен, театральных или кинопартитур не издана и не записана на пластинку.


Cочинения


    1967 — Симфония № 1
    1970 — Симфония № 2
    1973 — Симфония № 3
    1974 — Симфония № 4 «Памяти Микеланджело»
    1977 — Симфония № 5 «Памяти моих родителей»
    1978—1980 — Симфония № 6
    1984 — Музыка для живых, опера
    1985 — Светлая печаль, для солистов, детского хора и большого симфонического оркестра на тексты Г. Табидзе, И. В. Гете, В. Шекспира и А. Пушкина
    1986 — Симфония № 7 «Эпилог»
    1988 — Оплаканный ветром, для солирующего альта и большого симфонического оркестра, памяти Гиви Орджоникидзе
    1989 — Литургия для альта с оркестром
    1994 — Ушёл, чтобы не видеть (Abii ne viderem) (ECM)
    1994 — Exil (ECM)
    1994 — V&V для скрипки, записанного голоса и струнных
    1995 — Caris Mere (ECM)
    1996 — Time… and again для скрипки и фортепиано
    1997 — Trauerfarbenes Land (ECM)
    1997 — фортепианный квартет Piano Quartet in l’istesso tempo
    1998 — Lament (ECM)
    1998 — Magnum Ignotum (ECM)
    1999 — Styx
    2001 — Diplipito (ECM)
    2003 — In l’istesso tempo (ECM)
    2007 — Маленькая Данелиада (по мотивам музыки к кинофильмам «Кин-дза-дза» и «Слёзы капали»)
    Жизнь без Рождества
    Отпечатки пальцев Little Imber
    Литургия

Музыка к фильмам


    1964 — Дети моря
    1968 — Необыкновенная выставка
    1969 — Не горюй!
    1970 — Феола
    1970 — Укротитель
    1970 — Кувшин
    1971 — Соседи
    1971 — Я, следователь
    1972 — Когда зацвёл миндаль
    1972 — Белые камни
    1972 — Морской волк
    1972 — Гладиатор
    1972 — Старые зурначи
    1973 — Сибирский дед
    1974 — Чудаки
    1974 — Волшебное яйцо
    1974 — Капитаны
    1974 — Ночной визит
    1975 — Где ты, моя саванна?
    1975 — Кавказский пленник
    1975 — Кавказский романс
    1975 — Странствующие рыцари
    1977 — Кавказская повесть
    1977 — Мимино
    1977 — Несколько интервью по личным вопросам
    1977 — Мачеха Саманишвили
    1978 — Синема
    1979 — Земля отцов наших
    1979 — На карьере
    1980 — Твой сын, Земля
    1980 — Шальная пуля
    1982 — Слёзы капали
    1983 — Голубые горы, или неправдоподобная история
    1984 — День длиннее ночи
    1984 — Ратили
    1985 — День гнева
    1986 — Кин-дза-дза!
    1986 — Конец света с последующим симпозиумом
    1986 — Круговорот
    1988 — Житие Дон Кихота и Санчо
    1989 — Круглянский мост
    1990 — Неустановленное лицо
    1990 — Паспорт
    1991 — Пустыня
    1995 — Орёл и решка
    1998—2003 — Пан или пропал
    2000 — Фортуна
    2001 — Давай сделаем это по-быстрому (The Quickie)
    2002 — Медвежий поцелуй
    2004 — Национальная бомба
    2007 — Полное дыхание
    2013 — Ку! Кин-дза-дза

Музыка к спектаклям


    1972 — «Ханума» А. Цагарели. Постановка Г. А. Товстоногова (Ленинградский Большой драматический театр им. Горького)
    1975 — «Кавказский меловой круг» Б. Брехта. Постановка Роберта Стуруа (Театр имени Шота Руставели)
    1982 — «Мачеха Саманишвили» Д. Клдиашвили. Постановка Г. А. Товстоногова (Ленинградский Большой драматический театр им. Горького)
    1987 — «Брестский мир» М. Шатрова. Постановка Роберта Стуруа (Государственный академический театр имени Е. Вахтангова)
    1999 — «Борис Годунов» А. С. Пушкина. Постановка Темура Чхеидзе (Большой драматический театр им. Товстоногова)
    2000 — «Шейлок» У. Шекспира. Постановка Роберта Стуруа (Московский театр «Et Cetera»).
    2002 — «Дом, где разбиваются сердца» Б. Шоу. Постановка Темура Чхеидзе (Большой драматический театр им. Товстоногова)
    2002 — «Последняя запись Креппа» С. Беккета. Постановка Роберта Стуруа (Московский театр «Et Cetera»)
    2009 — «Дон Карлос, инфант испанский» Ф. Шиллера. Постановка Темура Чхеидзе (Большой драматический театр им. Товстоногова)
    2010 — «Буря» У. Шекспира. Постановка Роберта Стуруа (Московский театр «Et Cetera»)
    2012 — «Ничего себе местечко для кормления собак» Тарика Нуи. Постановка Роберта Стуруа (Московский театр «Et Cetera»)

Награды и звания


    Заслуженный деятель искусств Грузинской ССР (1972)
    Государственная премия СССР (1976)
    Народный артист Грузинской ССР (1980)
    Государственная премия Грузинской ССР им. Шота Руставели (1981);
    Народный артист СССР (1983)
    Премия «Ника» (1987, За лучшую музыку к фильму, фильм «Кин-дза-дза»)
    Государственная премия Грузии
    Премия «Триумф» (1998).
    Театральная премия «Чайка»
    Премия Вольфа (2008).
    Орден Чести (Грузия)
    Почётный гражданин Тбилиси
    Академик Российской академии кинематографических искусств «Ника».


 
 
Гамаюн gamayun@lafamire.ru
Сейчас 854 гостей онлайн
Рейтинг@Mail.ru
© 2010-2018 www.lafamire.ru Сольфеджио. Теория музыки. Анализ. Гармония (решебники). Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального пользования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения www.lafamire.ru